www.unuudur.com » Террористическое подполье Казахстана: то ли есть, то ли нет

Террористическое подполье Казахстана: то ли есть, то ли нет

[Нийтэлсэн: 13:37 04.06.2011 ]

www.fergananews.com

Четыре взрыва в разных районах Казахстана, бой между группой экстремистов и спецназом в спальном районе Алма-Аты, дерзкий побег заключенных-исламистов из колонии в Актау. За последний год Казахстан получил достаточно свидетельств существования в стране террористического подполья, однако власти все еще отказываются признавать реалии террористической угрозы.Два десятилетия Казахстан вместе с Туркменистаном считались наиболее спокойными странами региона: две перестрелки между полицией и боевиками, связанными с сепаратистскими движениями из Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая; взрывы устройств малой мощности в офисе правящей партии «Отан» в ноябре 2004, не приведшие к серьезным последствиям; и подрывы на заре независимости распределительных подстанций на севере Казахстана, упомянутые лишь в одном источнике. Также за террористический акт пытались выдать так называемое «пугачевское восстание», когда в 1999 году якобы русские сепаратисты пытались захватить власть в Восточном Казахстане: несмотря на серьезные последствия для участников, мало кто принял подобное всерьез – все это больше напоминало плохо срежиссированный спектакль.

После последнего инцидента в офисе «Нур-Отан» страну на долгое десятилетие оставили в покое, а казахстанские террористы переместились на киноэкраны. «Самолет президента», «И целого мира мало», «Вавилон Н.Э.», «Правдивая ложь» – во всех этих американских и европейских фильмах фигурируют казахстанские боевики, или международные террористы устремляются в Казахстан, чтобы обзавестись ядерным оружием, которого здесь как грязи. Не устояли перед искушением и казахстанские кинематографисты: в фильме «Прыжок Афалины» политические террористы, науськиваемые казахстанской оппозицией, безуспешно пытаются совершить покушение на президентов России и Казахстана, для чего используют дельфина-шахида.

Правда, вслед за кинематографом о террористах из Казахстана заговорили и в Комитете Национальной безопасности. За 5-6 лет в заключении оказались сотни приверженцев радикального ислама и членов экстремистских организаций, базирующихся в Казахстане. Однако после ознакомления с несколькими делами (все процессы, как правило, проводились в закрытых режимах) сомнения лишь возросли. Помимо того, что ряд громких раскрытий происходили накануне визитов президентов соседних стран или знаковых региональных событий, каплю недоверия добавил тот факт, что среди обвиняемых был, к примеру, человек, слепой на один глаз и видящий другим на 50 процентов (сотрудники КНБ настаивали на его участии в тренировочных стрельбищах), также в местах лишения свободы оказался парализованный до пояса инвалид: его обвинили в прохождении тренировочного лагеря на Кавказе и дали 8 лет.

Интересно, что все раскрытия группировок (хотя бы по версии КНБ) сопровождались информационными сообщениями, а дела возбуждались именно по статье «терроризм». Но когда силовики столкнулись с настоящей угрозой, то до общественности стали доводить обрывочную информацию, при этом официально слова «терроризм» и «экстремизм» старательно не озвучивались.

Вот краткая хроника событий, по версии властей, не имеющих под собой «террористической почвы».

В начале 2010 года группа боевиков джамаата «Ансар уд-дин» совершила нападение на службу военизированной охраны железных дорог Актюбинской области (станция Кандыагач), обогатившись табельным оружием и средствами радиосвязи.

22 июня 2010 21 человек бежал из колонии строгого режима вблизи города Актау. В побеге им помогали с воли: из двух подъехавших автомобилей по охране был открыт огонь. Сами заключенные при этом подорвали у себя на территории подстанцию, обесточив колонию. Во время побега был ранен один из солдат-охранников. Через несколько дней беглецов обнаружили в степи. По официальной версии, бойцы спецназа уничтожили пятнадцать заключенных. Но по другим данным, те подорвали себя сами.

25 февраля 2011 года возле актюбинского следственного изолятора прогремел взрыв. К воротам СИЗО подъехал автомобиль, откуда из окна выбросили предмет, который почти сразу же взорвался. В этом учреждении находились несколько обвиняемых в подготовке теракта. Их лидер ранее был найден мертвым в тюрьме города Аркалык, а на его теле имелись множественные раны и гематомы. Официальная версия гибели заключенного – самоубийство, а дело по взрыву возбуждено по статье «хулиганство».

В ночь на 14 марта 2011 года произошел взрыв в городке Иссык (рядом с Алма-Атой). Взрывное устройство погубило двух молодых человек и оставило тяжелые травмы у девушки. По версии департамента по чрезвычайным ситуациям, погибшие нашли самодельное взрывное устройство на территории больницы и перекидывали его друг другу, в результате чего оно взорвалось. Однако руководитель пресс-службы ДВД (департамента внутренних дел) не подтвердил эту версию. И как в случае с взрывом в Актюбинске, из официальных источников не поступало никакой информации.

Вечером 4 апреля 2011 года в алма-атинском микрорайоне группа спецназовцев попыталась взять штурмом квартиру, в которой засели трое религиозных экстремистов, на чьей совести были убийство полицейского, народного целителя и нескольких предпринимателей. Правда, элемент внезапности был утрачен, и бойцов подразделения «Сункар» встретил за дверью шквал огня, после чего в них начали метать гранаты. В итоге один из преступников был взят живым, двое подорвали себя гранатами. Одиннадцать бойцов спецназа получили ранение. Позже были пойманы еще двое членов группировки.

17 мая 2011 года террорист-смертник взорвал себя в здании КНБ г.Актюбинска. Помимо него самого (мужчина погиб), пострадало еще четыре человека. Сам погибший проходил по делу о членстве в экстремистской организации.

Наконец, 24 мая 2011 машина с взрывчаткой взорвалась рядом со следственным изолятором КНБ г.Астаны. При взрыве погибли водитель и пассажир. Власти сразу же отказались считать этот взрыв террористическим актом, заявив, сославшись на найденное удостоверение одного из находившихся в машине, что в автомобиле находились европейцы. Спустя пару дней нашелся живой обладатель удостоверения, утерявший документ накануне в том районе, а о пассажире так ничего и неизвестно.

Ранее, с 2007 по 2010 год, в разных концах Казахстана было зафиксировано полдесятка нападений приверженцев радикального ислама на полицейских. Возможно, что за последний год имели место и другие случаи, которые в официальных источниках квалифицируются как криминал.

При последних инцидентах бросилась в глаза недостаточная подготовка казахстанских спецназовцев, даже амуниция оказалась не на высоте, то есть полицейское начальство сэкономило на качественной защите, закупив, что подешевле.

Впрочем, все это касается Казахстана. Хотя бойцы казахстанского подполья активно участвовали и в ряде террористических атак в Узбекистане, и в подготовке взрыва в соседнем Кыргызстане, и постоянно «всплывают» в России – на Кавказе. Последний год стал рекордным по показателям деятельности казахстанских террористов за пределами родины.

Раньше шли разговоры о якобы имеющемся негласном «пакте о ненападении» между властями Казахстана и исламистами, когда первые обещали не трогать последних в обмен на отказ от терактов на территории страны. Но даже если этот пакт и существовал, то сейчас он нарушен обеими сторонами.

Нельзя сказать, что в обществе царит паника, но настороженность – однозначно. И возможно, что такие настроения возникают благодаря молчанию власти, в то время как политологи, журналисты и различные эксперты практически ежедневно указывают на опасность фазы, в которую вступил Казахстан.

В комментарии для «Ферганы» Мурат Телибеков, председатель Союза мусульман Казахстана, указал, что Казахстан приблизился к определенной критической точке.

«По законам развития социума, видимо, негативные факторы достигли своей критической массы, и я считаю, что рано или поздно все это должно было случиться, и к этому в обществе все шло. Проблемы только усугубляются, они не решаются. В данном случае считаю, что социальное напряжение превысило тот уровень, когда это все можно держать в рамках стабильности», – говорит он.

С другой стороны, можно позавидовать олимпийскому спокойствию госорганов. Так, прокуратура до самого последнего момента отказывалась признать взрыв в актюбинском КНБ терактом. Два других взрыва – в Актюбинске и Иссыке – тоже не получили своего объяснения. И в самом последнем случае с взрывом автомобиля в Астане власти готовы считать это чем угодно, но только не актом устрашения.

Нинель Фокина, руководитель Алматинского Хельсинкского комитета, впрочем, высказывает мнение, что опасность на самом деле преувеличена.

«Я бы не стала говорить о всплеске терроризма как такового, так как в этих случаях не было закончено следствие, не было доказано, что это именно террористические акты. А то, как доносят это наши средства массовой информации, настораживает: как взахлеб они подхватили эту тему, как будто радуются, что он у нас есть – терроризм. А это наводит на мысль: а не отводят ли таким образом внимания публики от чего-то более серьезного, от какого-то очень непопулярного хода – конечно, уже не о референдуме, но, может быть, инфляции? Все это выглядит искусственным раздуванием истерии вокруг этих дел. А отчаянные поступки у нас могут совершать многие: недавно один из-за невозможности вернуть кредит сбросился с десятого этажа. Выходит, он тоже террорист?»

Совсем недавно, в конце 2010 года, председатель Комитета национальной безопасности Нуртай Абыкаев заявлял, что в Казахстане отсутствуют прямые предпосылки для появления террористических групп.

«В целом, благодаря политике президента и руководства страны, в Казахстане отсутствуют прямые предпосылки к терроризму, однако его угроза вполне реальна в силу влияния ряда внешних факторов, главным из которых является близость к очагам террористической и этнорелигиозной напряженности», – сказал он тогда на конференции ОБСЕ по предотвращению терроризма.

В контексте «близости к очагам террористической напряженности…» очень «кстати» пришлось решение Ак-Орды направить в Афганистан своих военных специалистов, в ответ на что афганские талибы недвусмысленно предупредили о последствиях такого шага.

Но пока официальные структуры хранят молчание, и лишь Департамент по чрезвычайным ситуациям г.Алма-Аты опубликовал правила поведения при угрозе террористического акта.

Думается, что на публикации правил все не закончится. Проблем в обществе на самом деле гораздо больше, чем об этом говорят с трибун. Приверженцев крайних религиозных течений, несмотря на запреты и «посадки», становится с каждым годом больше – и это отчетливо видно не только по публикациям прессы. К тому же, как неоднократно заявляли различные СМИ, в правительственных верхах и даже внутри спецслужб есть немало тайных и явных почитателей различных течений. И сейчас казахстанское подполье, если оно существует, проходит подготовительный этап развития. Об этом свидетельствуют первые, не всегда умелые попытки обращения с взрывчатыми веществами. При этом объектами для нападений остаются, в основном, силовики.

Но, к сожалению, борцы за идею обучаются гораздо быстрее, нежели их оппоненты из госструктур, а линия фронта в любой момент может передвинуться и затронуть уже каждого.

Андрей Гришин



Шинээр

Mongolia Celebrates 60 Years in the United Nations
[Нийтэлсэн: 03.11.2021 ]
[Эх сурвалж: ]
SouthGobi Announces Profit Warning and Business Update
[Нийтэлсэн: 29.10.2021 ]
[Эх сурвалж: ]
Coal truckers stuck at Mongolia-China border
[Нийтэлсэн: 29.10.2021 ]
[Эх сурвалж: ]
Chile protests take toll on Antofagasta quarterly output
[Нийтэлсэн: 23.01.2020 ]
[Эх сурвалж: ]
Metallurgical coal prices starting to slip: Fitch
[Нийтэлсэн: 02.10.2018 ]
[Эх сурвалж: ]
Copper price plunges to 1-year low
[Нийтэлсэн: 14.07.2018 ]
[Эх сурвалж: ]
Global Religion and the United Front: The Case of Mongolia
[Нийтэлсэн: 11.07.2018 ]
[Эх сурвалж: ]
Thermal coal prices hit 6-year high
[Нийтэлсэн: 09.07.2018 ]
[Эх сурвалж: ]
Former Rio Tinto exec jailed for corruption in China let free
[Нийтэлсэн: 09.07.2018 ]
[Эх сурвалж: ]

Get Flash to see this player.