www.unuudur.com » Договор 1913 г. между Монголией и Тибетом: новые данные

Договор 1913 г. между Монголией и Тибетом: новые данные

[Нийтэлсэн: 14:12 22.10.2011 ]

www.savetibet.ru

Подписание договора 1913 г. между Монголией и Тибетом позволяет рассматривать его как легитимное признание последнего субъектом международного права. Если основным источником при решении вопроса о статусе Тибета в новое время считать международные конвенции, то приоритет следует отдать рассматриваемому договору. Следовательно, Тибет в первой половине XX в. был независимым государством de facto и de jure.Договор между Монголией и Тибетом от 29 декабря 1912/11 января 1913 г., заключенный в столице Монголии, давно известен историкам. Однако он считался мнимым, а его юридическая сила – установленной нечетко [например, Bell, 1924, p. 150, 151, 258, 304]. Позже он был известен лишь по английскому переводу из архива МИД Великобритании [FO 535/16, No. 88, Inclosure 1, 1913, опубликован: Van Walt, 1987, p. 320–321]. Монгольский текст был опубликован АН МНР в 1982 г. [Barkmann, 1999, S. 380f]. С него был сделан тибетский перевод В.Д. Шакабпой [Phurbu, 2008]. Публикации тибетского и монгольского оригиналов появились лишь недавно [Батсайхан, 2008, с. 334–336]. Итак, оригиналы договора существуют. Но встает вопрос об их аутентичности, а также о международно-правовом статусе данного документа, тем более что, по мнению ряда авторов, Монголия в 1913 г. сама не была независимым государством и не могла подписывать договор о признании независимости других государств (например [Клинов, 2008 с. 41–46; Wang Jiawei, Nyima Gyaincain, 1997]). *1

Анализ статуса Монголии показывает, что к 1913 г. она обрела не только фактическую, но и формальную независимость. Основные аргументы в пользу этого следующие (см.: [Батсайхан, Кузьмин, 2008; с. 68–86; Кузьмин, 2010]). Синьхайская революция, ведшаяся под лозунгами освобождения ханьцев от маньчжурского господства, разрушила империю Цин. Народы, входившие в нее, получили право на самоопределение подобно тому, как это произошло при революциях в других империях (Австрийской, Османской и др.). В частности, свои национальные государства образовали ханьцы (Китайскую Республику) и монголы (Внешняя Монголия). Тибет же был не составной частью империи Цин, а государством, зависимым от нее.

Объявив о своей независимости в 1911 г., Внешняя Монголия приобрела главные признаки государственности: была изгнана иностранная (маньчжуро-китайская) администрация; страну возглавил монарх; были созданы собственные властные структуры – в частности пять министерств; на страну не распространялось законодательство Китая; экономика была самостоятельной; были собственные вооруженные силы и т.д. Для закрепления независимости Монголии было важно международное признание. 3 ноября 1912 г. был подписан Российско-монгольский договор (в русском варианте – соглашение). В России его считали признанием автономии Внешней Монголии, а не ее независимости.

Однако способ заключения и содержание документа, а также последующие отзывы русского дипломата И.Я. Коростовца, подписавшего его, позволяют рассматривать его формальным признанием независимости, а не автономии Монголии. В преамбуле говорилось, что прежние отношения Монголии к Китаю прекратились, и в Монголии должен сохраняться ее автономный, или самобытный строй. Однако его сохранение было возможно лишь в рамках империи Цин и прежних отношений монголов с маньчжурской династией Айсинь Гиоро, но эта империя распалась, а династия уже не правила. В договоре говорилось также, что у Монголии есть монарх и правительство, а китайские войска и власти должны быть удалены. Признавалось право содержать монгольское войско, запрещались колонизация китайцами и ввод их войск. Китай обозначался как иностранная держава по отношению к Монголии, а за последней закреплялось право вступать в договоры с иностранными государствами. По способу выработки и заключения (минуя Китай), это также был документ о признании независимого государства. Так его и рассматривал в то время ряд международных экспертов (см. [Батсайхан, 2009, с. 60–69]). Вместо “Внешняя Монголия” там использовался более широкий термин “Монголия” в русском варианте и “Монгол Улс” (“Государство Монголия”) в монгольском. В русском варианте использован термин “соглашение”, а в монгольском – “гэрээ”, что означает не “соглашение” (монг.: хэлэлцээр), а “договор” (впрочем, и соглашения, и договоры имеют равную силу при международном признании государства). Для терминов “автономный” или “самобытный” в монгольском варианте использованы термины өөрөө эзэрхэх и өөртөө тогтнох (самостоятельность). Эти термины – синонимы слова независимость (так же как в договоре с Тибетом). Русская и монгольская версии документа имели равную юридическую силу. Следовательно, признаки независимости, зафиксированные в монгольском тексте, не отменялись русским текстом. Объявление всему миру о его подписании было фактическим признанием государства и его названия “Монголия”. В результате Монголию как государство Россия признала раньше, чем Китайскую Республику. Об этом и заявил МИД Китая, не признавший Российско-Монгольский договор.

Вскоре после подписания этого документа в столицу Внешней Монголии – Нийслэл-хурэ приехал Агван Доржиев, полномочный представитель Далай-ламы XIII на переговорах с Монголией и Россией. Доржиев встретился с Коростовцом и сообщил ему, что Тибет хочет заключить договор с Монголией и Россией [Коростовец, 2004, 2009]. Коростовец [2009, с. 198], отметив, что “Халха уже провозгласила свою независимость, признанную Россией”, не возражал против заключения договора Тибета с Монголией, но был против договора Тибета с Россией. Доржиев провел переговоры с монгольскими князьями и членами правительства. Проект договора между Монголией и Тибетом хранится в Национальном архиве Монголии [ф. 63, оп. 1, д. 39, свиток 1 – Батбаяр, Гомбосурэн, 2009, с. 134]. Нет данных, позволяющих сомневаться в полномочиях Доржиева и монгольских и тибетских чиновников, подписавших договор. Таким образом, будучи признана Российско-монгольским соглашением 1913 г. как государство, Монголия не только стала юридически правомочным субъектом для подписания международных договоров, но и получила формальное согласие российского дипломатического представителя на подписание такого договора с Тибетом.

Остальные государства не признали Монголо-тибетский договор (в том числе главные “игроки” вокруг Тибета – Россия и Великобритания). В связи с этим, тибетцы и монголы предпочли держать в секрете детали подписания документа. Последующие события в Тибете, Монголии, России и вокруг них привели к тому, что эти детали и далее не предавались огласке. Тем не менее обстоятельства подписания договора не противоречат его юридической сущности.

Договор существует в тибетском и монгольском вариантах, хранится в Архиве МИД Монголии (ф. 111, оп. 1, ед. хр. 1) (публикация факсимиле: [Батсайхан, 2008, с. 334–336]). Он написан на монгольском и тибетском языках, чернилами, на бумаге, использовавшейся в Монголии и Тибете в начале ХХ в. Монгольская и тибетская версии не содержат расхождений и несоответствий; одна не имеет приоритета над другой. На них стоят подписи и печати полномочных представителей обоих монархов. Приведу его перевод на русский язык (по монгольской версии, сверенной с тибетской; факсимиле и транскрипцию на монгольскую кириллицу см. в книге: [Батсайхан, 2008, с. 262–264, 334–336]), с учетом имеющегося перевода на английский язык [Batsaikhan, 2009, p. 250–251].

Я искренне благодарю О. Батсайхана, Д. Бумаа, Нгаванга Тукдже и Ж. Оюунчимэг за помощь в получении монгольских и тибетских материалов, уточнении их перевода и консультации.

Список литературы

Батсайхан О. Монголын суулчийн Эзэн Хан VIII Богд Жавзандамба 1911 оны ундэсний хувьсгал (Последний великий хан Богдо Джебцзундамба VIII и национальная революция 1911 г.). Улаанбаатар: Адмон, 2008.

Батсайхан О. Монголо-русское соглашение 1912 г. // Восток (Oriens), № 3, 2009.

Батсайхан О., Кузьмин С.Л. 2008. Основания современной монгольской государственности // Олон улс судлал. 2008. № 2.

Клинов А.С. К вопросу о международно-правовом статусе Тибета // Мир Евразии, т. 2, № 2, 2008 // http://e-lib.gasu.ru/Evrazia/arhiv/2008/mire_2.pdf. 05.08.2009.

Коростовец И.Я. От Чингисхана до советской республики. Улан-Батор: Адмон, 2004.

Коростовец И.Я. Девять месяцев в Монголии. Дневник русского уполномоченного в Монголии. Август 1912 – май 1913 г. Улаанбаатар: Адмон, 2009.

Кузьмин С.Л. Монголо-Тибетский договор 1913 г. и проблема государственного статуса Тибета // Владимирцовские чтения. М., 2010.

Barkmann U.B. Geschichte der Mongolei. Bonn: Bouvier, 1999.

Batsaikhan O. Bogdo Jebtsundamba Khutuktu, the Last King of Mongolia. Mongolia’s National Revolution of 1911. Ulaanbaatar: Admon, 2009.

Bell Ch. Tibet: Past and Present. New Delhi–Madras: Asian Education Services, 1992.

Phurbu Thinley. The Tibet – Mongol Treaty of 1913, a Proof of Tibet’s Independence. Interview with Prof.

Elliot Sperling // Phayul, Nov 12, 2008, www.phayul.com.

Van Walt van Praag M.C. The Status of Tibet: History, Rights, and Prospects in International Law. Boulder, Colorado: Westview Press, 1987.

Wang Jiawei, Nyima Gyaincain. The Historical Status of China’s Tibet. China Intercontinental Press, 1997.

Монгольский текст договора [Батсайхан, 2008]

ТЕКСТ ДОГОВОРА*1

Наши два Государства, Монголия и Тибет, выйдя из подчинения Цинского Государства, отделившись от Китая, каждое образовав свое независимое Государство и, [принимая во внимание, что] с давних времен по настоящее время Монголия и Тибет имеют одну и ту же религию и дружественные отношения, заключили настоящий договор, чтобы дальше эти отношения укреплялись.

По повелению монарха Государства Монголии – получившие право заключать договор:

Первый сайд*2 министерства иностранных дел, министр иностранных дел, да-лама, Нягт-Билигт Равдан,*3

Второй сайд, командующий войсками, Манлай-Батор, бэйсэ Дамдинсурэн*4

По повелению монарха Государства Тибета – получившие право заключать договор:

Чиновник, Гужир Цаншив, Ханчин Лувсан Агван*5

Донир

Чиновник финансового отдела

Писарь

Статья 1. Монарх Государства Тибет, Далай-лама, одобряет и признает образование независимого Государства Монголия и провозглашение Джебцзундамба-ламы, лидера Желтой веры,*6 монархом этого Государства в 9-й день 11-го месяца года металла – свиньи.

Статья 2. Монарх Государства Монголия, Джебцзундамба-лама, одобряет и признает создание независимого Государства тибетцев и провозглашение Далай-ламы монархом этого государства.

Статья 3. Оба Государства будут совместно работать ради процветания драгоценной буддийской религии.

Статья 4. Оба государства, Монголия и Тибет, отныне и всегда будут помогать друг другу в случаях внешних и внутренних опасностей.

Статья 5. Каждое Государство, в пределах своей территории, будет поддерживать подданных другого, путешествующих по делам религиозно-государственным или по делам религиозно-государственного образования.

Статья 6. Оба Государства, Монголия и Тибет, как и раньше, будут вести торговлю друг с другом своей продукцией, такой как товары, скот, шкуры и предметы переработки, а также заключать финансовые сделки.

Статья 7. Отныне предоставление кому-либо кредита будет разрешаться только с уведомления и санкции официальных учреждений. Без такой санкции долговые претензии официально рассматриваться не будут. В случаях серьезных осложнений вследствие невозможности обеих сторон прийти к соглашению, такие долги могут покрываться учреждениями. Это не относится к долгам шаби и хошунов.*7

Статья 8. Если возникнет необходимость дополнить статьи настоящего договора, правительства Монголии и Тибета назначат полномочных представителей, и последние придут к соглашению в соответствующее время.

Статья 9. Настоящий договор вступает в силу со дня его заверения печатями.

От Государства Монголия – полномочные представители правительства монарха для переговоров и заключения договора:

Первый сайд министерства иностранных дел Нягт Билэгт, да-лама Равдан,

Второй сайд, командующий войсками Манлай-батор, бэйсэ Дамдинсурэн.

От Государства Тибет – полномочные представители монарха Далай-ламы для переговоров и заключения договора:

Чиновник Гужир Цаншив, Ханчин Лувсан Агван [подпись на монгольском]

Донир [Нгаванг Чойзин – подпись на тибетском]*8

Чиновник финансового отдела [Еше Гьяцо – подпись на тибетском]

Писарь [Гедун Калсанг – подпись на тибетском]*9

Государства Монголия второй год Многими Возведенного*10

Государства Тибет года воды – мыши 12-й месяц, 4-й день

Комментарий

1 Большие квадратные красные печати – министерства иностранных дел Монголии, остальные – Лувсана Агвана (Агван Доржиев, полномочный представитель Далай-ламы XIII) и тибетцев. В монгольском тексте печати Доржиева и тибетцев поставлены дважды: в начале и конце договора. В начале текста по-монгольски указаны их должности без имен (указан только Лувсан Агван), в конце по-монгольски написаны должности, а затем по-тибетски подписи (но подпись Лувсан Агван – по-монгольски). Печать финансового департамента в монгольском тексте поставлена дважды – после имен Еше Гьяцо и Гедуна Калсанга. В тибетском тексте печати Лувсана Агвана и тибетцев приложены только в конце, на подписи с указанием должностей.

2 Сайд в данном случае – министр.

3 Нягт Билэгт (старомонг.: никта биликту) – личный титул, означающий Одаренный Аккуратностью (или Тщательностью – нягт). Да-лама – высокое должностное лицо, избираемое из лам и входящее в совет шанцзотбы – управляющего шави (шабинарами), т.е. учениками Богдо-гэгэна, по религиозному долгу выполняющими работы для духовного наставника. В отечественной литературе их часто ошибочно называют “монастырскими крепостными”.

4 Манлай-Батор – личный титул, означающий Первый Богатырь (или Герой). Бэйсэ (совр. монг.: бээс) – третья степень княжеского достоинства.

5 Лувсан Агван (тиб.: Лосанг Нгаванг) – как уже отмечено, Агван Доржиев. Он обозначен не только как чиновник, но и как Гужир Цаншив (тиб.: гуджир цэншап) – партнер по философскому диспуту (Далай-ламы) и Ханчин (тиб.: кхен чен) – Великий Настоятель, т.е. монах, занимающий высокое правительственное положение в Тибете. Его печать – круглая красная.

6 Желтая вера – буддизм школы Гэлуг.

7 Хошун – низшая административно-территориальная единица Монголии.

8 Нгаванг Чойзин в тибетском варианте обозначен как цедрон – координатор между Далай-ламой и тибетскими чиновниками. В монгольском варианте он обозначен как донир. В Монголии донир обозначал секретаря канцелярии настоятеля монастыря; он ведал перепиской со всеми светскими и духовными учреждениями, рассылал на места указы и повеления Богдо-гэгэна. Позже дониром стал называться также официальный представитель Далай-ламы во Внешней Монголии, представлявший тибетское правительство и имевший там власть над всеми тибетцами. Таким образом слова донир и цедрон в договоре имеют одно и то же значение. Его печать круглая черная.

9 Еше Гьяцо и Гедун Калсанг, очевидно, также относились к тибетской колонии в монгольской столице. Последний был секретарем и помощником первого. Они использовали одну и ту же, черную квадратную печать, так как относились к одному департаменту.

10 Многими Возведенный – один из титулов Богдо-гэгэна VIII Джебцзундамба-хутухты после возведения его на трон Богдо-хана (великого хана) Монголии.

Источник:

Кузьмин С.Л. 2011. Договор 1913 г. между Монголией и Тибетом: новые данные. – Восток № 4, с. 122-128.



Шинээр

President Khaltmaa Battulga, Mongolia’s pragmatist
[Нийтэлсэн: 21.08.2017 ]
[Эх сурвалж: ]
Mongolia’s new president is Mongolia first and China last
[Нийтэлсэн: 12.08.2017 ]
[Эх сурвалж: ]
How a group of Mongolian herders took on a mining giant — and won
[Нийтэлсэн: 11.08.2017 ]
[Эх сурвалж: ]
The Recent Election in Mongolia and the Future of Northeast Asia
[Нийтэлсэн: 11.08.2017 ]
[Эх сурвалж: ]
Copper price jumps to highest since 2014
[Нийтэлсэн: 09.08.2017 ]
[Эх сурвалж: ]

Get Flash to see this player.