www.unuudur.com » Лувсандандарын Хангай:Китай не рассматривает Монголию в качестве серьезного экономического и политического партнера, в отличие от России

Лувсандандарын Хангай:Китай не рассматривает Монголию в качестве серьезного экономического и политического партнера, в отличие от России

[Нийтэлсэн: 17:57 20.10.2014 ]

www.asiarussia.ru

В этом году отношения России и Монголии вышли на некий новый уровень, в связи с общей обстановкой в мире. Эта беседа автора АРД Алексея Белова с бывшим Чрезвычайным и Полномочным послом Монголии в России Лувсандандарын ХАНГАЕМ, занимавшим эту должность на протяжении многих лет, прошла несколько лет назад, но актуальности явно не потеряла, потому что затронула фундаментальные аспекты российско – монгольских отношений. АРД приводит фрагменты беседы.

- Как Вы сами оцениваете историческую роль Чингисхана, в особенности для России?

– Чингисхан сблизил Восток и Запад, объединил разрозненные племена и мелкие княжества в единое государство, создав единое культурное пространство. В последнее время становится все более популярным взгляд на Чингисхана не как на жестокого завоевателя, а как на государственного деятеля, без которого, возможно, Русь как самостоятельное государство вообще бы не появилась. Потому что Чингисхан и его потомки в свое время фактически защитили древнюю Русь от западной интервенции.

Что касается пресловутого 200-летнего ига, то этот вопрос стоит пересмотреть. Наместники не жили постоянно на подконтрольных территориях, давали большую свободу в самоуправлении русским князьям, не навязывались, одним словом. Опять же, не требовалось менять вероисповедание или перенимать чуждые культурные обычаи. Чингисхан и его потомки, как известно, были веротерпимы, и это очень важный фактор. Отношения между русскими и монголами были, скорее, отношениями вассалов и господ, а не те, которые были бы в случае ига. В конечном счете, история есть история, и я не думаю, что на этом надо сильно заострять внимание.

– И Вы думаете, что фильм “Монгол” Сергея Бодрова, вышедший на экраны несколько лет назад мог сыграть серьезную роль в исправлении исторического недопонимания?

– Фильм Бодрова дал возможность всем посмотреть на историю монголов другими глазами. Я выражаю благодарность Сергею Бодрову за то, что он выбрал именно эту тему, тему Монголии, и даже фильм назвал “Монгол”. Благодаря нему в последнее время сильно возрос интерес к Монголии, это своего рода пропаганда нашей страны, истории, культуры. Возможно, монголами фильм будет воспринят неоднозначно из-за некоторых подробностей личной биографии Темучина – тот факт, например, что у него двое детей и т.д. В конечном счете, это художественное произведение, а не историческое, документальное. Тем не менее, если не брать это в расчет, фильм именно как художественное произведение – очень сильный и красивый. Помимо этого, ценно то, что режиссер попытался показать Темучина не как завоевателя, а как человека, его отношения к детям, женщинам, процесс становления его как личности, прошедшего все трудности и выковавшего свой характер.

– Еще один вопрос из области истории – как Вы оцениваете роль барона Унгерна в истории Монголии, которого многие считали воплощением Чингисхана?

– Унгерн – очень яркая фигура, человек, достойный того, чтобы о нем писались книги и снимались фильмы. Я думаю, его роль в судьбе Монголии неоднозначна, хотя в ней есть и положительные аспекты, например, то, что благодаря его действиям страна привлекла к себе внимание Советской России. Чтобы добраться до него, части Красной Армии вошли в Монголию, и в результате этого страна получила независимость, а иначе, возможно, этого бы и не произошло.

– Но Унгерн также изгнал китайцев и освободил живого Будду – Богдо-Гегена, а коммунисты начали религиозные преследования?

– Да, этот факт нельзя отрицать, и в этом, несомненно, его заслуга. Но, с другой стороны, во время его краткосрочного правления страной, с его ведома или без, притеснялось местное население, нередки были репрессии и экспроприации, что, в конечном счете, настроило народ против него и за коммунистов.

– Я слышал, что и после его смерти многие монголы и буряты верили, что “Бог войны”, как его называли, непременно вернется и приведет монголов к величию, которое они имели во времена Чингисхана. Существуют ли такие поверья сегодня или фигура Унгерна давно забыта?

– Я вижу, вы хорошо знаете нашу историю! Да, такие поверья существовали, но за период коммунистического правления они, как и Унгерн, стали достоянием истории, да и самого барона помнят, помимо специалистов-историков, лишь единицы. Вообще, это был довольно сложный период нашей истории, и мнения как историков, так и простого народа, порой противоположны. Так и с бароном Унгерном – одни действительно боготворили “Бога войны” – это были, в первую очередь, верующие простолюдины, другие, особенно коммунисты, его ненавидели. В любом случае, историю уже не перепишешь.

– Тогда продолжим тему коммунистической эпохи в Монголии. Насколько сильный урон был нанесен религиозным институтам в период коммунизма? Интересно в сравнении с СССР?

 

– Разумеется, урон огромный. Почти все монастыри в период репрессий были разрушены или закрыты, огромное количество, десятки тысяч человек были репрессированы. Преимущественно, конечно, это были монахи. Учитывая то, что население Монголии тогда не составляло и миллиона человек, двадцать-тридцать тысяч – огромная цифра.

Однако, несмотря на эти однозначно негативные стороны советской власти в Монголии, я считаю, что тесная связь с СССР, была скорее позитивна. В тот период, когда наша страна была коммунистической, была создана современная промышленность, образовательная и здравоохранительные системы, т.е. страна из феодальной превратилась в современную.

Положительных моментов очень много, хотя нельзя списывать со счетов и отрицательные – те же репрессии. Хотя, как мне кажется, полностью избежать их было практически невозможно, так как страна коренным образом менялась, причем ускоренными темпами, и, конечно, далеко не всем это нравилось.

– Насколько успешно происходит процесс религиозного возрождения в постсоветскую эпоху, особенно в связи с все большей популярностью тибетского буддизма в мире в целом, и в России в частности?

– Да, в Монголии религиозные институты возрождаются вполне успешно и полноценно, и это очень отрадно, и, хотя сам я не буддист, буддизм является неотъемлемой частью нашей истории, нашего культурного наследия. Культура и религия для монголов – единое целое, как, наверное, и для русских. Возрождение религии – это одновременно и возрождение национальной культуры. Разумеется, растущая популярность тибетского буддизма в России – это, так сказать, одна из статей культурного взаимообмена. Буддизм является традиционной российской конфессией, и несколько народов России исповедуют буддизм, поэтому не удивительно, что многие монгольские ламы все чаще посещают Россию с пастырской целью. Его Святейшество Богдо-Геген, как вы, наверное, знаете, также не раз посещал Россию, в том числе и в этом году. Лидеры буддийской сангхи России также получили свое образование в Монголии. Ярким примером этого культурно-религиозного обмена является как раз молебен в Дхарамсале, организованный, как я уже говорил, совместно буддистами России и Монголии.

– Каковы взаимоотношения буддийской сангхи Монголии с другими конфессиями? Какие еще вероисповедания представлены в вашей стране?

– В соответствии с законодательством все конфессии, разумеется, равноправны, однако Монголию вряд ли можно считать многонациональным и, как следствие, поликонфессиональным государством. Поскольку преобладающая нация – монголы, а они в большинстве своем являются буддистами, Монголию по преимуществу можно считать буддистской страной. Однако в последнее время растет число последователей других конфессий. Так, в стране действует множество католических и протестантских миссионеров, занимающихся обращением преимущественно молодежи. Ограничений на миссионерскую деятельность у нас нет, и христианство становится все более популярным среди молодежи.

Любопытен тот факт, что молодежь не столько действительно искренне обращается в христианство, сколько пытается с помощью этих миссий приобщиться, так сказать, к западной культуре – выучить английский язык, получить высшее образование, поехать за границу и так далее.

– А какое распространение в Монголии имеет ислам?

– Вы знаете, на западе Монголии есть одна провинция, населенная преимущественно казахами, так вот они как раз являются мусульманами. Монголов, исповедующих ислам, практически нет.

– Каковы перспективы внутренней и внешней политики страны в контексте тибетской проблемы ввиду соседства с Китаем?

– Наша ситуация, конечно, более выгодная, нежели российская, поскольку мы буддийская страна по преимуществу, мы несколько раз приглашали Его Святейшество Далай-ламу с официальным визитом по просьбе верующих, что было для них большим событием. С Китаем проблем в этой связи не возникало, видимо, по указанной выше причине, и еще, возможно, потому, что Китай не рассматривает Монголию в качестве серьезного экономического и политического партнера, в отличие от России.

Алексей Белов



Шинээр

Mongolia Celebrates 60 Years in the United Nations
[Нийтэлсэн: 03.11.2021 ]
[Эх сурвалж: ]
SouthGobi Announces Profit Warning and Business Update
[Нийтэлсэн: 29.10.2021 ]
[Эх сурвалж: ]
Coal truckers stuck at Mongolia-China border
[Нийтэлсэн: 29.10.2021 ]
[Эх сурвалж: ]
Chile protests take toll on Antofagasta quarterly output
[Нийтэлсэн: 23.01.2020 ]
[Эх сурвалж: ]
Metallurgical coal prices starting to slip: Fitch
[Нийтэлсэн: 02.10.2018 ]
[Эх сурвалж: ]
Copper price plunges to 1-year low
[Нийтэлсэн: 14.07.2018 ]
[Эх сурвалж: ]
Global Religion and the United Front: The Case of Mongolia
[Нийтэлсэн: 11.07.2018 ]
[Эх сурвалж: ]
Thermal coal prices hit 6-year high
[Нийтэлсэн: 09.07.2018 ]
[Эх сурвалж: ]
Former Rio Tinto exec jailed for corruption in China let free
[Нийтэлсэн: 09.07.2018 ]
[Эх сурвалж: ]

Get Flash to see this player.