www.unuudur.com » Проекты селенгинских ГЭС в сетевом дискурсе и в цифрах

Проекты селенгинских ГЭС в сетевом дискурсе и в цифрах

[Нийтэлсэн: 13:51 31.12.2016 ]

www.infpol.ru

Экономические мегапроекты в информационных войнах

Минувший год в бурятском сегменте Интернета запомнился, помимо прочего, оживлением дискурса о строительстве селенгинских ГЭС в Монголии. В полной мере ощутить, что такое настоящий крестовый поход в Сети, позволило информационное сопровождение этих планов, прежде всего, стоящего несколько особняком проекта циклопической плотины на притоке Селенги реке Эгийн-гол. Это выглядело, как поход, который вовлекает в себя мирно стоящих на обочине зевак и даже потенциальных противников.

В самой Монголии на протяжении пары лет сетевой дискурс по теме не быстро, но уверенно разворачивался в сторону накачки патриотических эмоций. Сначала непосредственные интересанты мегаплотины сумели спрятать свой интерес в потоке патриотической риторики о необходимости борьбы за энергетическую независимость, частью которой они смогли выставить эгийн-гольский проект. Это нельзя не оценить, как хороший результат с точки зрения практики ведения пиар-кампаний. Затем в Сети (не утверждаем, что с подачи тех же лиц) пошел бродить тезис с очень узнаваемой логикой: «противники мегаплотины (имеются в виду монгольские граждане) – это продажные люди, не очень (не вполне / недостаточно сильно) любящую родину». При этом в самой Монголии, особенно в районах планируемого строительства среди населения мнения весьма неоднородны.

2-0 в пользу Эгийн-гол?

Описывать точки зрения экологов и других экспертов из обеих стран мы тут не будем, нас интересует в основном та часть сетевого дискурса, что кипела на уровне «народного джихада». Не суть важно, что внутри него немалую долю информации составляли как раз экспертные мнения, пусть даже и тех лиц, что были непосредственно заинтересованы в проектах селенгинских ГЭС. В процессе превращения в сетевой комментарий все эти мнения проходили через добрый десяток фильтров, включая субъективное понимание нетизена и градус накала страстей в треде. На выходе от умных мыслей умных людей могло не так много остаться.

Просмотр годичной истории обсуждений основных публикаций бурятских СМИ, подталкивает к выводу о том, что сторонники ГЭС имеют в своем активе два плюса. Во-первых, среди них есть как монгольские (их абсолютное большинство), так и российские граждане, в том числе в их стане находится не совсем уж малое число бурят. Да, в основном эти буряты проживают не на Селенге, которая будет нести основные риски от ГЭС, но тем не менее.

Противники ГЭС состоят почти из одних россиян, и не имеют существенной группы поддержки среди активных монгольских пользователей (в самой Монголии есть противники проектов селенгинских ГЭС, но их активности в обсуждениях бурятских публикаций практически не видно). Второй момент заключается в том, что фанаты мегаплотины подали свой интерес как составную часть интересов Монголии и сумели сделать это как-то так, что их противники оспаривают не этот их фундамент, а уже вторичные нюансы.

Проекты должны начинаться с экономического обоснования

Арсенал противников селенгинских ГЭС включает в себя основной набор тезисов, озвучиваемых экологами, и практически не затрагивает ни экономику, ни политику. А зря. Первое, от чего танцуют сторонники, например, эгийн-гольской плотины, это экономика, для которой нужна энергия. Между тем, этот прожект совсем не очевиден в плане выгоды для братской страны. ГЭС планируют сооружать на китайский кредит силами китайских строителей, кредит надо будет отдавать долгие годы, на окупаемость эгийн-гольская плотина выйдет хорошо, если к концу 2020-х годов. Мощность этой станции запланирована в 315 мегаватт. Сравним: суммарная мощность двух строящихся в Монголии ТЭС – 550 МВт, в самой близкой перспективе – строительство еще, как минимум, пяти ТЭС суммарной мощностью более 2 тыс. МВт. В несколько менее близком будущем может начаться строительство ТЭС в Шивээ-Овоо, проектная мощность которой в 30 раз превысит мощность ГЭС на Эгийн-гол. Одна эта ТЭС десятикратно превысит выработку всей существующей энергосистемы Монголии. В свете таких цифр сама необходимость мегаплотины со всеми ее экологическими рисками и кредитной кабалой встает под сомнение.

Говоря о политической составляющей вопроса, нельзя не упомянуть об одном из самых популярных тезисов этой информационной возни. «Россия препятствует селенгинским ГЭС, потому что хочет навечно оставить Монголию в зоне своего энергорынка». Этот тезис, по идее, легко разбивается одной-единственной просьбой продемонстрировать аналогичные российские происки в обсуждениях, например, ТЭС в Шивээ-Овоо. Или в проекте поистине колоссальной гелиостанции Гобитек. Там цифры производства электроэнергии звучат такие, что на их фоне тускнеет Шивээ-Овоо. Россия не требует общественных слушаний, не созывает круглые столы, а, например, в Бурятии об этих проектах в народе мало, кто и слышал.

Монгольская энергетика в цифрах и фактах

Кстати, об электроэнергии от возобновляемых источников. В Монголии уже работает ветростанция Салхит (ок. 70 км от Улан-Батора) мощностью более 49 МВт. Очевидно, что солнечные и ветровые электростанции имеют неплохие перспективы в этой стране. Тем более, что зависимость от российской энергии, о которой много говорят, проявляется в дневном заборе, тогда как по ночам Монголия нередко наоборот отдает электроэнергию в Россию. Гелиостанции ориентированы как раз на дневную потребность.

На круглом столе в Бурятском научном центре (с участием монгольской стороны) в декабре 2015 года звучала оценка в 50-60 млн. долларов, которые Монголия тратит на российскую электроэнергию. Год спустя в прессе циркулирует цифра в 25 млн. долларов. Сравним с аппетитами эгийнгольского прожекта. На упомянутом круглом столе прозвучала и никем не была оспорена предположительная стоимость Эгийн-гольской ГЭС в более чем 700 млн. долларов. Скоро стало ясно, почему монгольская сторона не возражала против этой оценки. Через полгода в российской прессе звучит сумма уже в 827 млн. долларов. Кроме того, 170 млн. долл. планируется потратить на инфраструктуру для этой ГЭС. Все это – кредит от Китая, который, пусть и на льготных условиях, но надо будет отдавать. И да, импорт Монголией электроэнергии из Китая в разы превышает импорт из России.

В нашей прессе эти цифры временами упоминаются, но редко рассматриваются в совокупности. Между тем, как раз все вместе это и расширяет так сказать кругозор с малоинтересного радиуса, в котором стороны кидаются друг в друга эмоциями. Никто не спорит, что экологический аспект вопроса в случае с Эгийн-гольским проектом, основной, но для монгольской стороны он является вторичным. В дискурсе, который ведется на сетевых полях, впереди могла бы идти постановка вопроса о том, нужна ли вообще эта мегаплотина и кому. Монголии и России – не факт. Китаю, видимо, нужна.

Главный интересант – не Монголия

Китай – это последняя в мире держава, экономика которой базируется на угле, но там есть полное понимание того, что так долго продолжаться не может. Среди многих вариантов смены источника энергии маячит, в том числе, и масштабное видение превращения Монголии в донора Китая. Вся поражающая воображение масса монгольских проектов ГЭС, ТЭС, гелио- и ветростанций в совокупности нацелена не на «борьбу за энергетическую независимость», как думают многие бурятские нетизены, а на экспорт электроэнергии в Китай.

Отдельным жирным вопросительным знаком является потенциальное попадание в очередную зависимость от соседа, но уже через привязку к росту его экономики, который может и замедлиться, а может привести к созданию собственных источников энергии. В последнем случае рискованные и затратные проекты, типа селенгинских ГЭС, внезапно могут оказаться не нужными вообще никому (возвраты кредитов при этом никто не отменял). Монголия уже ощущала на себе отдельные последствия спада экономики соседей, периодически сталкиваясь с падениями спроса на металлы и уголь.

В Монголии на самом деле представлены разные мнения по проектам селенгинским ГЭС, и на основе лишь громкоголосой части авторов комментариев под бурятскими публикациями нельзя делать больших выводов. Мало того, что выборка населения не будет репрезентативна, так еще и ангажированность участников проверить сложно. Тем более, нет никакого смысла ориентироваться на комменты для формирования собственного мнения по всему комплексу проблем вокруг селенгинских проектов.

Дорж Цыбикдоржиев



Шинээр

Mongolia’s new president is Mongolia first and China last
[Нийтэлсэн: 12.08.2017 ]
[Эх сурвалж: ]
How a group of Mongolian herders took on a mining giant — and won
[Нийтэлсэн: 11.08.2017 ]
[Эх сурвалж: ]
The Recent Election in Mongolia and the Future of Northeast Asia
[Нийтэлсэн: 11.08.2017 ]
[Эх сурвалж: ]
Copper price jumps to highest since 2014
[Нийтэлсэн: 09.08.2017 ]
[Эх сурвалж: ]

Get Flash to see this player.